Media

Эстетика бытия

Почему красота — массовый психоз, который делает нас людьми

Почему красота — массовый психоз, который делает нас людьми

В новогодние праздники, когда дальнейшее потребление алкоголя было невозможно физически, в моем воспаленном мозгу появилось совершенно бесовское желание поработать. Листая унылую новостную ленту в прескверном настроении, я пытался выловить хоть что-то интересное. Однако мое внимание привлекла прошлогодняя заметка: обычная петербурженка с необычным именем Октябрина попала в список самых прекрасных дам нашей скромной планеты. Рейтинг, составляемый порталом TC Candler, публикуется ежегодно начиная с 1990-го, и в него часто включают не только знаменитостей, но и обычных девушек. Тем не менее, несмотря на популярность (результаты рейтинга публикуют многие мировые СМИ), на профиль TC Candler в Instagram подписаны чуть больше 260 тысяч человек, а на YouTube-канал — всего 94 тысячи. Примерно с 2009 года в списки стали добавлять K-pop-артистов, видимо, из-за их большой фан-базы. Рейтинг составляется на основе голосования и “метода экспертных оценок”. Что это за эксперты и какими антропологическим инструментами они пользуются для измерения красоты — тайна великая.

В общем, мне стало интересно. Отправившись на кухню с намерением заварить себе кофе, я открыл шкафчик, где, словно войско Леонида, держала строй шеренга опустевших бутылок. И лишь одна из них была наполовину пуста, вернее, наполовину заполнена едко-зеленой жижей — абсентом. Влив в себя немного этой омерзительной жидкости, я уставился в окно, на тлеющий огнями грязный город и кривые черные остовы деревьев. И все же, почему в одной и той же девушке кто-то видит богиню, а кто-то серую мышь? И почему люди так любят все делить на красивое и некрасивое, а потом бить лица тем, кто считает иначе?


По возвращении в комнату меня ожидал сюрприз: в моем кресле сидела незнакомка в зеленом платье. Она была прекрасна: сумрак, разбавляемый лишь светом настольной лампы, делал ее черты еще более изящными — я раньше не видел ничего подобного. Конечно же, я был удивлен, даже напуган: как она оказалась в моей квартире в столь поздний час? Незнакомка же, напротив, вела себя так раскованно, будто мы знакомы целую жизнь. Однако на все мои вопросы она отвечала лишь легкой улыбкой, а попытки приблизиться заканчивались тем, что гостья убегала в темноту соседней комнаты. Меня все это начало раздражать, и я решил вернуться к работе — не мешает, так пусть остается.

Ночь плавно перетекла в утро. Придя к выводу, что смысла ложиться спать уже нет, я решил связаться с Октябриной Максимовой. Она согласилась на интервью. Естественно, меня интересовало, как же ей удалось обойти в рейтинге таких красавиц, как Галь Гадот и Марго Робби. Но больше всего меня волновало другое.

— Думаю, первое, что привлекает внимание каждого (помимо твоей красоты) — это твое имя. Расскажи про него.


— Имя ненастоящее, не по паспорту. Это псевдоним, который я придумала еще в 15 лет. Все объясняется довольно просто. Тогда был месяц октябрь, и я подумала: если есть имя Майя, то почему бы не придумать Октябрину? А настоящее имя — это секрет, который я открываю только близким.


— Как ты узнала о том, что заняла 16-е место в рейтинге TC Candler? Какие были первые эмоции?


— На самом деле в первый раз я попала в этот список еще в 2016 году, но тогда заняла лишь 95-е место. Узнала об этом только через три дня после выхода видео, когда оно уже собрало пару миллионов просмотров: стали приходить уведомления в социальных сетях. Увидела, что меня опять занесли в какой-то рейтинг, отнеслась к этому довольно спокойно, только парень вечером цветы принес. В 2017 году я была кандидатом еще с лета: TC Candler отмечал меня и в тизере, и в Instagram. Поэтому то, что я попала в список, было довольно ожидаемо, они сами говорили мне: ”Да, ты попадешь в рейтинг”. Однако я не думала, что поднимусь выше 70-го места, и очень удивилась, когда не нашла себя в последней тридцатке. Стала смотреть дальше: было очень неожиданно обнаружить себя на 16-м месте. Потому что в топ-20 обычно попадают люди с миллионами фанатов. И такой неизвестной девушке из России, как я, обойти таких знаменитых людей было очень… Необычно. Конечно же, когда я это поняла, я прямо прыгала от счастья. Ну а ближе к вечеру об этом стали трубить СМИ.


— Как тебе удалось попасть в один рейтинг с Карой Делевинь, да еще во второй раз?


— Я думаю, мне удалось это, потому что мы сделали фотосъемку с Максимом Гусельниковым, которая разошлась по многим сайтам. Куча пабликов репостила мои фотографии с прикрепленными цитатками. Видимо, как-то раз ребята из TC Candler наткнулись на мою фотографию — и я им понравилась. Ну а во второй раз я сама предложила им номинировать меня, еще летом. Они согласились. И получилось так, что моя фотография стала такой же популярной, как и фотографии азиатских певцов и певиц с миллионами подписчиков. Возможно, этим все и обусловлено.


— А что-нибудь изменилось после того, как ты попала в рейтинг? Стали ли тебя больше узнавать на улице? Как ты относишься к повышенному вниманию?


— Прошла только неделя после публикации рейтинга. Иногда мне звонят и пишут, хотят взять интервью. Это ощущение для меня не новое, оно просто стало более масштабным, чем это было, скажем, в детстве. Я росла в Великом Новгороде, часто фотографировалась, и меня с детства публиковали на первых полосах городских газет, разворотах журналов. В девятом классе ко мне как-то подошла толпа ребят, которые были на пару классов младше меня. Они сказали, что восхищаются моими фотографиями. И это было безумно приятно: слышать от них, что им нравится то, что я делаю. Я была в восторге, хоть и немного смущена. А на последнем звонке ко мне подбежал парень, достал маркер и попросил расписаться на своей футболке. Я очень смутилась и не стала этого делать. Ведь я ничего такого важного для общества не сделала, кроме как просто красиво сфоткалась. Ну а в метро, да, иногда подходят. 

— В рейтинге ты обошла Галь Гадот, которая сыграла Чудо-женщину. А какой суперспособностью хотела бы обладать ты?


— Я хотела бы уметь телепортироваться. Потому что я полжизни провожу в дороге, так что это сэкономило бы мне кучу сил и ресурсов.


— К слову, о знаменитостях. Многие из них страхуют какую-то определенную часть своего тела. А что застраховала бы ты?


— В первую очередь я застраховала бы свою попу, потому что на чем же мне еще сидеть? Так что мой ответ — попа.


— А ты хотела бы что-нибудь изменить в своей внешности?


— Да нет, меня все устраивает. Надувать себе губы, делать грудь, нос переделывать и пытаться подстроиться под шаблон — это не так классно, как быть собой.


— Допустим, в один день ты проснулась бы парнем. Что бы ты тогда сделала в первую очередь?


— Проснись я однажды мужчиной, первым делом (пусть это прозвучит немного пошло) я почесала бы бубенцы (или как вы их там называете). Это первое, что сейчас пришло мне в голову. Мне почему-то кажется, что это первое действие, которое совершает мужчина, когда просыпается (смеется). Но не подумайте ничего пошлого: мне просто интересно, что вы испытываете в этот момент.


— Ты когда-нибудь участвовала в конкурсах красоты? Или, может, собираешься участвовать?


— Нет, я не участвовала в конкурсах красоты. Да, я училась в модельном агентстве. Проучилась там месяца два, пока не поняла, что качество моих фотографий в 15 лет гораздо выше, чем “буки”, которые есть у их моделей. С тех пор я решила, что мне гораздо лучше развиваться самой, без всяких конкурсов.


— В таком случае, считаешь ли ты победу в конкурсе красоты достижением? Или у девушки должны быть другие цели, а конкурсы красоты — занятие несерьезное?


— Нет, я считаю, что конкурсы такого масштаба все же важны для карьеры девушки. Потому что, как правило, в нашем мире многое зависит от внешности. Если у тебя хорошая внешность, то с тобой будет общаться больше людей, а если не очень, то к тебе будут относиться посредственно. Это я выучила на своем примере. Соответственно, если девушка побеждает или участвует в конкурсе — это может стать прекрасным стартом для ее карьеры. Это возможность познакомиться с интересными людьми, которые смогут помочь в жизни. Я не имею в виду спонсоров или папиков, как многие могли подумать, я говорю о действительно хороших людях, с которыми можно пообщаться на конкурсе и которые дадут совет, что делать дальше. И если девушке нравится участвовать в таких конкурсах и это начинает приносить доход, не говоря о популярности и славе, то почему бы нет. Для многих это становится аналогом работы.

— Как ты относишься к тому, что в рамках конкурсов кто-то оценивает красоту девушек, определяет, которая из них красивая, а которая нет?


— Я положительно отношусь ко всем таким рейтингам и конкурсам, но для меня это не самое главное. У меня была серия снимков, которые разлетелись по интернету, разлетелись потому, что их оценивали люди: своими лайками и репостами. Лайки и репосты вообще многое решают в современном мире. И я сейчас говорю не только о конкурсах красоты и подобных мероприятиях. Сегодня ведь почти любую сферу жизни можно затронуть через социальные сети, поэтому общественное мнение решает очень многое. Ну а что касается конкурсов, в жюри часто присутствуют представительные люди, мнение которых важно для многих. Это люди, которые чего-то добились, которые имеют право представлять себя или какую-то часть общества, а соответственно, оценивать чью-то красоту и выбирать победителей. Например, я считаю логичным, что на городских конкурсах красоты участниц оценивает мэр города, ведь победительница станет лицом этого города.


— В последнее время стали набирать популярность движения, которые выступают против стереотипного восприятия красоты. Как ты относишься, например, к бодипозитиву?


— Я довольно спокойно отношусь к бодипозитиву, никак его не осуждаю. Бодипозитив ведь могут продвигать девушки, которые просто в силу гормональных или других медицинских показаний не могут похудеть или изменить что-то в себе. Поэтому они остаются в том теле, которое у них есть, при этом они чувствуют себя вполне комфортно. И это самое главное. В каком-то смысле это то же самое, что и “фитоняшки”: каждый поддерживает ту форму, которая его устраивает. У каждого человека — свои стремления. И, я считаю, пусть каждый делает то, что ему нравится: это ведь круто. Что касается меня, то я просто радуюсь за них, за то, что людям нравится такая позиция.


— А у тебя есть идеал женской красоты? И мужской, конечно.


— Нет, у меня никогда не было женского идеала. Я считаю, что идеалом для любой женщины должна быть лучшая версия себя. Но я люблю смотреть интервью с актрисами, женщинами-политиками — с теми женщинами, которые добились успеха. Мужского идеала тоже нет. Ведь все мы сначала судим по картинке, которая может отличаться от реальности. Но прекрасный пример мужчины, с которым я хотела бы быть, — это Роберт Левандовский, нападающий ФК “Бавария”. Однако, к сожалению, он уже занят — у него есть прекрасная жена.


— Ну и последний вопрос. Как ты считаешь, почему всем всегда было важно окружать себя красивыми людьми и вещами?


— Люди с древности окружали себя чем-то красивым, ведь это вдохновляет. Мужчин на подвиги часто воодушевляли красивые женщины. Ну а сегодня обладание красивой машиной, домом или спутником — это, во-первых, показатель социального статуса человека, а, во-вторых, плоды его трудов, которые вдохновляют на что-то новое. Приятно ведь смотреть на красивую машину и осознавать, что ты ее заслужил, осознавать, что ты хорошо поработал.





Я поблагодарил Октябрину за интервью. И все же, откуда в человеке эта тяга к прекрасному? Вечером незнакомка появилась снова. Опять неизвестно откуда. Опять неизвестно как. Села на стол, свесив босые ноги и, как кошка, стала безучастно наблюдать за моими действиями. Вся сюрреалистичность ситуации совершенно сбивала меня с мысли и в отчаянии я обратился за помощью. Платон, Фома Аквинский, Умберто Эко — я пытался найти хотя бы подсказку, но довольно быстро получил затрещину. Это был первый и последний раз, когда незнакомка хоть как-то взаимодействовала со мной. В ее сердитом взгляде ясно читалось: “Думай сам!”

Озарение пришло внезапно. Эта простая мысль прекрасно описывала все то, что происходит вокруг. Мы тратим огромное количество денег и сил — пришиваем сиськи побольше, полируем кубики пресса в спортзале, покупаем дизайнерские тряпки — лишь для того, чтобы выглядеть красиво. Мы хотим обладать не только симпатичным партнером, но и симпатичным гаджетом (иначе капитализация Apple не превысила бы 900 миллиардов долларов). Мы устраиваем различные состязания, где определяем не только самых быстрых и сильных, но и самых привлекательных. И мы получаем удовольствие от совершенно бесполезных в утилитарном плане картин и скульптур. Но стремление человечества к красоте, совершенно бессмысленное с практической точки зрения, заложено в шестернях нашего мозга. Потому что это психоз. Массовый психоз, появившийся и прогрессирующий вместе с человеческим обществом. Мы судорожно и иррационально следуем тем стандартам красоты, которые рождает коллективный разум, пораженный болезнью. А тех, кто не вписывается в эти рамки, общество норовит сбросить со скалы: у всех в классе был человек, которого дразнили за внешность. Но даже такие люди хотят быть причастными к коллективному сумасшествию. Кто-то для этого начинает работать над собой, а кто-то пытается раздвинуть рамки. Или создать новые стандарты. Неважно, лишь бы общество признало.


А иначе никак. Наш социальный статус, многие наши достижения зависят сегодня от внешности. На выборах большинство проголосует за харизматичного и привлекательного кандидата, а не за горбатого и кривого, но с большим опытом и внятной политической программой. Выборам президента США в 1960 году предшествовали первые в мире теледебаты, на которых очаровательный Кеннеди с белоснежной улыбкой блистал на фоне серого Никсона. Тогда это во многом и определило исход голосования. Самое забавное, что внешняя привлекательность часто играет с нашей психикой, создавая “когнитивные искажения” — изъяны в человеческом мышлении, которые подтверждены экспериментально. Например, нам свойственно наделять внешне симпатичного человека положительными качествами: мы априори считаем, что такой человек добрый и честный. Даже если совсем его не знаем. Или же, при прочих равных, из двух человек более красивый будет казаться нам более умным и сильным. Иначе это называется “гало-эффект”. Да и первое впечатление, от которого во многом зависит дальнейшее общение с человеком, тоже формируется под влиянием его внешнего вида. Встречают-то по одежке.


Но в то же время именно этот психоз делает нас людьми, а не биороботами. Да, из-за него человечество совершило много глупых ошибок. Да, мы безумны. Но ведь только безумец может грезить о яблонях на Марсе или путешествии на край земли. Именно эстетика окружающего мира побуждает нас исследовать его. Возможно, без этой тяги к прекрасному не было бы никаких космических полетов, как не было бы и искусства, совершенно бесполезного, но вдохновляющего на новые свершения. А уж насколько пресной была бы тогда жизнь — и представлять не хочется. 


Я очнулся в кресле только под утро. За окном мир окутал сизый туман. Ноутбук давно отключился и погас. Бутылка абсента, которую я перебазировал с кухни поближе к себе, опустела. А незнакомка исчезла и больше не появлялась в моей жизни, будто ее и не было никогда. Как она выглядела? Я думаю, у каждого возник свой образ, волнительный и бесконечно прекрасный. Точно так же кого-то вдохновляет мрачное обаяние полуразрушенных цехов, а кого-то — многообразие природных форм. Самое прекрасное в красоте — это ее многоликость. 

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В НАШУ ТЕЛЕГУ

Она отвечает всем стандартам красоты
  • 11.01.2018
  • много